55. Какновенький.

Наступила весна. Зачирикали птички, зажурчали ручейки. Автолюбители спрятали шипастую резину в гаражи. Распустились новые молодые листочки на деревьях. Молодые да зеленые. Смеются, шутят с ветром. Все вроде хорошо и весело. Только осеннему листу грустно. Существует он один в пространстве и времени, хандрит. Бурый, пожухлый и безгранично одинокий. Видит - плывет каноэ. Прямо по воздуху. И прямо к нему. Сидит в каноэ волшебная обезьянка в вельветовой жакеточке и новеньком цилиндре. Сидит и в ладушки играет сама с собой. Подплыла, ухватила его лапкой и сунула в карман жакеточки. Удивился лист. От удивления даже хандрить перестал. Стал ждать, что дальше будет. Долго они плыли. Или недолго. Лист уже успел карман жакеточки изнутри рассмотреть, как следует. Нашел пару хлебных крошек, схрумкал. Больше в кармане ничего не было. Вдруг, достает его обезьянка из кармана. Смотрит лист, а перед ним стоит женщина в заляпанном зеленой краской комбинезоне и цветастой косыночке.


- Привет, - говорит женщина.

- Здравствуйте, - неуверенно отвечает лист.


Женщина угостила лист чаем с земляникой, а пока он пил, рассказала всякое. Что зовут ее Весной. Что находится он в волшебной стране. Что грустить здесь не нужно и, что весна приходит ко всем. Рано или поздно. Когда осенний лист чай допил, весна принесла банку с краской и кисточку. Выкрасила его в зеленый и даже солнышко нарисовала на нем лаком для ногтей.


- Ну вот, как новенький, - сказала Весна.

- Угук, - угукнул лист, который теперь был, как новенький.


Побежал лист играть с другими листьями. Они были такие же, как он, только волшебные. Нет, в них не было скрыто какой-то особенной магии. Просто они выросли в волшебной стране, а там все волшебное. Даже песчинки на берегу там - волшебные песчинки на волшебном берегу.


- Как тебя зовут? - спросили волшебные листья.

- Осенний, нет, меня зовут Какновенький, - ответил лист.


Волшебные листья побежали играть с Какновеньким, а Весна с волшебной обезьянкой стали пить чай с земляникой. Не волшебной, а совершенно обычной. Обезьянка ее купила у старушки на рынке, когда за осенним листом плавала.

Comments for this post were locked by the author