24. Старик.

В далекой-далекой стране жил старик. Совсем седой и ветхий. Казалось, подует ветер и унесет его. Унесет, истреплет, как осенний лист и все: был старик и нет его. Ветер дул, носил осенние листья туда-сюда, а старик жил, как живет. Весной встречал весну, по осени смотрел на звезды. Топил печь, когда морозы трещали за окнами. Собирал одуванчики под полуденным летним солнцем. Что-то рисовал на холсте. Каждый день, понемногу. Курил трубку, ставил заплаты на одежду, которых с каждым годом становилось все больше.


Вокруг старика жили люди. У них были дома, дети, машины. Люди ходили по магазинам, работали и собирались вместе по праздникам. Старик, впрочем, тоже ходил в магазины. Только не так часто. И покупки делал на меньшую сумму. По праздникам он покупал себе мандарины, а машина у него была игрушечная. Стояла на полке, иногда он даже вытирал с нее пыль влажной тряпочкой. Старик любил читать книги. Про природу, про птиц, особенно - про воробьев. Иногда он смотрел, как за окном воробьи занимаются своими делами. Пил чай, а потом занимался своими. Потому что у воробьев свои дела, а у старика - свои. Такова жизнь.


Иногда он читал книги про приключения. Про дальние странствия и героические бытвы добра со злом. А потом варил себе суп. В его жизни не было ни приключений, ни добра, ни зла. А суп нужно было варить. Так шла его жизнь, неспешно и размеренно. Текла, как река, изо дня в день. И старику она нравилась. Просто жить, тихо, спокойно, что еще нужно? Но люди вокруг думали иначе. Они считали старика сумасшедшим. Старый дед, который всех похоронил и выжил из ума. Вот что про него говорили. Но он не слушал. Старик что-то рисовал на холсте. Каждый день, понемногу. Гулял в парке, смотрел на воробьев и читал книги. Потому что у людей своя жизнь, а у старика - своя. Старик жил, как живет.

Comments for this post were locked by the author