27. Джаз.

Решил как-то Петя послушать джаз. А то лет ему уже 40, зовут все Петром Семеновичем (кроме мамы), а джаз он никогда не слушал. Нет, что-то такое он слышал... Где-то. Но на этом все. Решил Петя исправить ситуацию. Пошел он в музыкальный магазин и накупил пластинок целый чемодан. Пришел домой, протер от пыли старенький проигрыватель и хотел было начать что-нибудь слушать, но решил, что так дело не пойдет. Мама ему всегда говорила, что нужно хорошо одеваться, когда собираешься на важную встречу. А Петя как раз на такую собирался. На встречу с мэтрами, с виртуозами, с легендами... Ух! У Пети аж дух захватывало. Поэтому он быстренько принял душ, надел чистые спортивные штаны, беленькую майку-алкоголичку и стал искать чистые носки. Носков не нашлось, поэтому Петя решил соприкоснуться с искусством босым. Поставил он пластинку, сел в кресло, сложил ручки на коленках и начал слушать.


Туру-туру-ру-ру-ту-ту-туру...


Петя встал, снял пластинку с проигрывателя и задумчиво почесал щеку. Поставил другую. Другая пластинка ему тоже не понравилась. Везде было одно туруру-ру и парарарам. Озадаченный Петя хотел хлопнуть водки для куражу, чтобы получше понять, но водки, как и чистых носков, в доме не нашлось. Петя глубоко вздохнул, уселся в протертое кресло и снова принялся слушать. "Вата какая-то", - подумал Петя. Послушал еще немного и повторил вслух:


- Вата какая-то.


Задумался на минуту, а потом добавил:


- Ватная.


И тут, как гром среди ясного неба, в комнату вбежала толпа любителей джаза. Начали они кричать на Петю и топать ногами.


- Нельзя называть джаз ватой, - кричал один.

- Сам ты ватный, - кричал другой.


Петя стал оправдываться, но любителя джаза не слушали. Кто-то снял ботинки, кто-то пустился в пляс, а кто-то заснул прямо на ковре. Они постоянно меняли пластинки и скоро Петя перестал что-либо понимать. Вечерело.


- Ну тебе хоть что-нибудь понравилось?

- Петр Зюскин, у него дудки нормальные такие, - честно признался Петя.

- Интересный взгляд на Петра Зюскина, только это не джаз.

- А что же? - удивился Петя.

- Сальса и дабстеп, пожалуй.

- А-а-а, - сказал Петя, потому что ничего не понял.


Любители джаза засобирались и разошлись по домам. Пришли любители Петра Зюскина.


- У вас интересный взгляд на творчество Петра Зюскина, знаете ли...

- Да я вообще тут джаз хотел послушать, - сказал Петя.

- Да вы, батенька, новатор, как я погляжу...


Кто-то опять спал на ковре. Петя попытался разглядеть спящую фигуру и, открыв глаза, понял, что фигура принадлежит ему. Скрюченный мужчина в чистых спортивных штанах и белой майке-алкоголичке. Босой и трезвый, как стекло.


Туру-туру-ру-ру-ту-ту-туру...


Петя уселся прямо на ковре, задумчиво почесал щеку и стал слушать дальше.

Comments for this post were locked by the author